"Еще шаг - куда?" октябрь 1992 г.

( ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ )


     ИТАК, ПЕРЕСТРОЙКА, о необходимости которой говорили так много, начиная с 1985 года, и "левые", и "правые", подходит к завершающей фазе: произведена "либерализация" цен. Еще один шаг - приватизация, и мы будем жить в совершенно ином обществе - в обществе рыночных отношений, как многие наивно полагают, при капитализме, хотя бы и при нищем капитализме, поскольку страна в развале и разорении, при диком и варварском капитализме, поскольку состояние правовой, производственной и общей культуры вполне соответствует нашему где-то восьмидесятому месту в таблице благосостояния стран мира. Впрочем, строй, к которому мы столь поспешно пытаемся перейти, даже определить трудно, поскольку постсоциализм в России - явление в истории уникальное. Экономисты изящно называют это «шоковой терапией».

- От шоковой терапии еще никто не умирал! - смело заявил в телевизионном интервью Григорий Явлинский. Но беда в том, что наша "шоковая терапия" больше напоминает неквалифицированное хирургическое вмешательство, к тому же без анестезии, без обезболивания. Мы продолжаем кидаться из одной крайности в другую: теперь вот от диктатуры всеобщей уравниловки мчимся к другой диктатуре - рыночной, не отдавая, видимо, себе отчета, чем может обернуться для страны, для нашего общества этот крутой поворот.

     Руководством страны разрекламирован и проводится очередной эксперимент над многомиллионным народом: резкий переход от плановой к рыночной экономике. Считается, что это вынужденная мера, поскольку страна охвачена тяжелейшим экономическим кризисом - следствием некомпетентного и недобросовестного управления плановой экономикой. А по сути дела народу предложен "остроумный" вариант: выкручивайся, как хочешь, а наше дело - собирать налоги.

     Нас убеждают, что нужно перетерпеть шесть-восемь месяцев; дальше якобы легче будет. Трудно верить этому, неоткуда взяться улучшению! О каком увеличении выпуска, к примеру, сельскохозяйственной продукции может идти речь, если колхозы и совхозы, сокращают посевные площади? А фермерство наше еще только нарождается, да и не спасут нас фермеры: они и себя-то пока прокормить едва ли в состоянии. В США лишь около 10 проц. сельхозтоваров производится фермерами, а остальные 90 проц. - мощными агрофирмами и агроконцернами; именно они -кормят страну, а не фермеры-единоличники, ибо фермерство - это всего лишь стиль жизни, а не способ оптимально эффективного производства.

     Если к тому же учесть, что в наших условиях либерализация цен ведет не только к инфляции, но и к гиперинфляции, при которой производство не только не может развиваться нормально, но и будет катастрофически сокращаться, приводя к закрытию предприятий и массовой безработице, то можно сделать вывод, что страна переходит сейчас вовсе не к капитализму, но, что гораздо хуже, к чему-то типа феодально - рабовладельческого строя с элементами первобытного общества.

     МЫ ВСЕ словно напрочь забыли, с чего началась перестройка. Давайте вспомним три ключевых слова: демократизация, гласность и ускорение. Да, именно ускорение! Ускорение научно-технического прогресса в том числе! И если в демократизации, гласности мы как-то преуспели, то ускорение научно - технического прогресса в производстве, которое только и могло обеспечить прирост выпуска товаров и национального дохода, вдруг почему-то пропало из всех девизов, лозунгов, призывов и перспектив. А взамен ускорения нам стали активно пропагандировать рынок и рыночные отношения, которые в государстве нашем восприняты были донельзя извращенно: не свобода производства в первую очередь, а свобода торговли, а точнее, спекулянтов, которые товаров не производят, но существуют безбедно за счет беспардонного грабежа покупателей, да к тому же содействуют непрерывной инфляции из-за бесконечного повышения цен на перепродаваемые товары. Сейчас наша страна в развале, но в лучшие годы плановая экономика все же обеспечивала ей благосостояние намного больше, чем во многих странах с рыночной экономикой. Тем не менее, пропагандируется лозунг, что рыночная экономика - единственно эффективная.

     Но давайте вспомним основной закон рынка: товар имеет такую цену, которую готов за- платить покупатель. То есть, главный принцип рынка - взять как можно больше с потребителя, как только удастся любым способом - обманом или насилием, созданием искусственного или реального дефицита, подчас просто припрятыванием продукции до полной капитуляции изголодавшегося покупателя, вынужденного сдаваться на милость продавца. Так что цена товара - это цена наших потребностей, реальных или мнимых, а в случае нужды в предметах первейшей необходимости рынок становится реальным воплощением выбора "кошелек или жизнь".

     Приходится слышать нередко в защиту рынка псевдонаучные рассуждения о "мудрости стихийных процессов" или о "максимальной энергии хаоса"; но не максимальной энергией обладает хаос, а максимальной энтропией - мерой неопределенности и беспорядка. Ну а что касается "мудрости стихийных процессов", якобы приводящих все в природе к оптимальному равновесию, так не той ли "высшей мудростью" обладают ураганы и смерчи, землетрясения и тайфуны, время от времени устанавливающие у нас на Земле "вселенскую справедливость" наимудрейшего равновесия смерти всего живого, что попадается им на пути! Целью человеческой цивилизации во многих случаях является защита человека и общества именно от стихийных и негативных проявлений объективных законов природы. От стихии дикого рынка тоже требуется цивилизованная защита.

     Если цели экономических реформ - не обогащение единиц за счет обнищания масс, а благосостояние и процветание всей страны, что, естественно, возможно только при наращивании производства различных товаров, то, право же, насколько наивно считать единственно возможным и достойным средством достижения этих благих целей проводимый сейчас жестокий эксперимент над народом – "шоковую терапию" либерализации цен и стихийного перехода к дикому рынку без планомерной и конструктивной программы и предвидения последствий, без контроля над ситуацией и, возможно, без надежды на овладение ею в критических фазах.

     А самое главное, нужно обратить особое внимание на то, что ныне процветающие в условиях рыночной экономики развитые страны шли к своему теперешнему процветанию долгим и трудным путем, через жестокие кризисы и социальные коллизии, а достигли они своего процветания вовсе не благодаря рынку самому по себе (рынок существовал и многие столетия назад, при всех общественно экономических формациях и жуткой бедности многих стран и народов, существует и теперь во многих беднейших странах мира!), но главным образом - с помощью новейших технологий, научных открытий, технического прогресса, высочайшей организации труда и производства, компьютеризации - словом, всего того, что называется культурой и чего так недостает нам.

     Теперь вводимые поспешно и фактически на «авось» рыночные отношения, стихия цен, бездумный культ бизнеса могут беспредельно усугубить это бескультурье. Конечно, преобразования нашей экономики были неизбежны, как и введение многообразия форм собственности, но очевидно же, что любая программа перехода страны к введению рыночных отношений должна бы учитывать, что все дела человеческие имеют помимо ожидаемых результатов намного больше неожиданных и нежелательных последствий; каждый шаг перехода должен предусматривать возникновение негативных явлений и возможность их нейтрализации. Только безумцы могут ломать до основания свой старый дом прежде, чем построен новый, оставаясь на неопределенное время вообще без крыши над головой.

Октябрь 1992 г.       ( ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ )